+7 (499) 653-60-72 Доб. 817Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 419Федеральный номер

Незаконная постановка на учет в наркологический диспансер

ЗАДАТЬ ВОПРОС

К ним относятся лица, которые обратились за помощью для анонимного лечения. Диагноз наркологического заболевания ставится только врачом психиатром-наркологом как в условиях больницы. В сомнительных и сложных случаях диагноз устанавливается в наркологическом медучреждении врачебно-консультативной комиссией. Диспансерный учет лиц, больных хроническим алкоголизмом, токсикоманиями, наркоманиями, а также профилактическое наблюдение групп риска проводится по месту жительства больных, в территориальных наркологических учреждениях. Исключение составляют лица, обращающиеся за наркологической помощью в кабинеты отделения для анонимного лечения больных алкоголизмом и хозрасчетные наркологические амбулатории кабинеты. Диспансерный больных хроническим алкоголизмом, наркоманиями, токсикоманиями и профилактическое наблюдение лиц группы риска осуществляются по месту жительства, в территориальных наркологических учреждениях подразделениях.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

А тут первомайские праздники Сразу хочу заметить мне надо было закончить объект до 10 мая по этому меня праздники не интересовали,а время меня поджимало, мягко сказать. Они потребовали расписку об отказе от дальнейшего лечения и вроде чего то еще подписал я уже не помню.

Защита документов

Когда российские СМИ рапортуют о снижении или увеличении числа наркоманов, то в реальности речь часто идет лишь об наркозависимых, официально зарегистрированных в государственных медицинских учреждениях.

Так называемый наркоучет — это родившаяся еще в СССР и успешно перекочевавшая в наши дни практика регистрации всех пациентов, обратившихся за лечением в государственную наркологию. Встав на учет, граждане оказываются ограничены в ряде прав: они не могут устроиться на ряд работ, получить водительское удостоверение, вид на жительство, а также усыновить ребенка. Более того, сам факт учета практически неизбежно влечет за собой клеймо наркомана, то есть — социальную изоляцию и унижения.

Даже снятие с учета и ремиссия не гарантируют избавление от этого клейма. Зная о последствиях, многие потенциальные пациенты не спешат связываться с наркологией, так что назвать даже приблизительное число больных наркоманией становится крайне трудно.

История Ивана — это история не только о побежденной болезни, но и о борьбе с неповоротливой и ретроградной институцией, какой является российская наркология в целом — вместе с наркоучетом как одной из системных и ключевых практик. В тот год Иван впервые обратился в тольяттинский государственный наркологический стационар и дал согласие на лечение, которому, однако, не суждено было продлиться долго.

Известно, что в российской наркологии для лечения наркомании до сих пор используются транквилизаторы и нейролептики, что идет вразрез с рекомендациями международного медицинского сообщества. Будучи в стационаре Иван был вынужден принимать незнакомые препараты, от которых, по его словам, совершенно замутнялось сознание и не работало тело. Другой частью проблемы было враждебное и высокомерное отношение персонала.

Так, после одной попытки сорваться и употребить наркотики, ему пришлось целую ночь провести привязанным к кровати без возможности даже выйти в туалет. В итоге, из-за невозможности бросить наркотики Иван пять раз возвращался в стационар, но ни разу не прошел курс дезинтоксикации до конца.

Иван попал в поле зрения СМИ еще будучи наркозависимым: узнав о преимуществах запрещенной в России заместительной терапии, он отправил письмо в Минздрав с просьбой назначить ему лечение с помощью метадона или бупренорфина, а полученный в итоге отказ начал оспаривать в судах, подав в итоге иск в Европейский суд по правам человека. Меньше внимания привлек другой его кейс, а именно: попытка отмены наркологического учета, на который Иван автоматически встал после первого обращения в наркодиспансер.

После долгой и бесполезной переписки с Минздравом и наркологией, Иван при содействии сотрудников фонда Рылькова решил обратиться в суд. Дело было не столько в ограничении прав и самом факте учета, сколько в процедуре: постановка на учет по закону должна носить добровольный характер, то есть Иван должен был дать письменное согласие на учет, что в его случае не произошло.

Обнаружив этот юридический казус, Иван начал тяжбу с Минздравом и наркологией. Несмотря на то, что иск по факту незаконной постановки на учет был подан на имя Минздрава, ответчиком в центральном суде Тольятти выступил местный наркодиспансер, предоставивший целый пакет справок, якобы подтверждавших правомерность факта учета. Сложность такого рода дела состоит в том, что отказаться от учета пациент по факту не может, и незаконность постановки на учет достаточно трудно доказать.

Как заявили на суде приглашенные представители полиции, согласие на прохождение лечения и есть согласие на учет, что может служить для судей убедительным аргументом — особенно если в качестве истца выступает бывший или нынешний наркозависимый. После нескольких заседаний суд встал на сторону Минздрава, однако Иван решил этим дело не заканчивать и пошел дальше по судебной лестнице. Согласно этому приказу, все лица, употребляющие психоактивные вещества, принудительно направляются на лечение и принудительно же встают на учет, который предусматривает регулярные наблюдения у психиатра-нарколога в течение 5 лет для наркозависимых диспансерный учет и в течение 1 года для просто попавшихся на употреблении профилактический учет.

На сегодняшний день как принудительное лечение, так и принудительная постановка на учет запрещены. Однако если лечение в наркодиспансере действительно является добровольным, то учет на практике никогда не оказывается добровольным — людей на него ставят автоматически, так что многие либо не информированы о своем статусе официального наркомана, либо узнают о нем случайно, например, при получении справки от нарколога при приеме на работу.

В настоящее время так называемое диспансерное наблюдение регулируется Приказом Министерства здравоохранения от Согласно новым правилам, диспансерное наблюдение предусматривает добровольное письменное согласие, при этом врач обязан вести статистический учет пациентов, который и составляет базу данных наркоучета.

Ввиду того, что наркоучет приводит к понижению в целом ряде прав и является формой надзора, более свойственной полиции, нежели медикам, не каждый пациент готов добровольно встать на учет. Наркоучет, таким образом, представляет собой юридический казус, серьезно вредящий правам граждан и отравляющий им повседневную жизнь.

Анонимное лечение не предусматривает постановку на учет, ограничивающий пациента в правах, однако предусматривает нечто другое: плату. В итоге, стесненные в средствах наркозависимые вроде Ивана Аношкина попросту не имеют возможности избежать учета, в то время как более обеспеченные пациенты с аналогичными проблемами в своих правах не ущемлены: они могут спокойно пользоваться личным транспортом, устраиваться на любую работу и не беспокоиться о том, что у них отнимут ребенка.

Тем не менее, такая логика пронизывает все здание современной российской наркологии. Исходный приказ о наркоучете разрабатывался в том числе правоохранительными органами, что ставит под сомнение его медицинский характер.

В различных медицинских дисциплинах в случае хронического характера болезни необходимо динамическое наблюдение с целью предупреждения обострений. Предполагается, что пациент имеет право и добровольно выбирает подобный способ взаимодействия с органами здравоохранения. Как советский, так и современный российский наркоучет представляет собой практику, которая под маской заботы и наблюдения за наркозависимыми пациентами влечет за собой стигматизацию и понижение в правах в течение нескольких лет, следующих за обращением в наркологию.

Учитывая, что благополучное снятие с учета предусматривает длительную ремиссию, которой по итогам года могли похвастаться лишь 3 процента зарегистрированных наркозависимых, многие оказываются просто-напросто заперты внутри существующей системы. Наркологи оправдывают существующую систему наркоучета тем, что таким образом обеспечивается общественный порядок. Согласно этой логике, ограниченный в ряде прав и находящийся под наблюдением наркозависимый представляет меньшую угрозу для социума в целом.

В результате, наркоучет наделяется идеологическим смыслом, основанным на отсеивании девиантного и ненормального с целью сохранения некоего социального порядка. Целесообразность такой меры, однако, сомнительна.

Считается, что совершенно бессмысленно лишать водительских удостоверений только на основании диагноза наркологического заболевания. Помимо ограничения прав, наркоучет как полицейская мера имеет еще одну неприятную сторону. По словам Аношкина, после неудачных попыток лечения в государственной наркологии он попал в поле зрения полиции, что в итоге привело к аресту, избиению в местном полицейском участке и обвинению в хранении наркотиков, которые были подброшены сотрудниками полиции.

К счастью, Аношкин смог избежать реального срока, а после ряда жалоб добился и отмены условного срока. Однако этот единичный эпизод на деле является частью более распространенной практики, когда стоящие на учете граждане становятся жертвами шантажа, вымогательств и произвола со стороны полиции. Едва ли не главной негативной чертой наркоучета является то, что он отпугивает потенциальных пациентов, которые возможно и обратились бы за лечением, если бы оно не приводило к ограничению прав.

По статистике в году в России на учете состояло наркоманов, однако реальное число наркозависимых превышает несколько миллионов человек, о чем постоянно заявляют в правоохранительных органах. Зная о последующих ограничениях в правах, коррумпированности и неэффективности наркологии, значительная часть больных наркоманией старается не сталкиваться с государственной системой, что часто приводит их в руки шарлатанов — в различные религиозные или трудовые реабилитационные центры, где о каких-либо правах можно с успехом забыть.

Отдельной проблемой в ситуации с наркоучетом является и невозможность индивидуального и доверительного подхода к наркозависимым. Грубо говоря, наркозависимый превращается в статистическую единицу, его права урезаются, а возможностей как-то повлиять на эту ситуацию у него нет. Учет наркозависимых является как раз одной из главных преград формированию таких отношений.

Вместо права на реабилитацию наркозависимый остается один на один с обязанностью отмечаться, которая с медицинской точки зрения ничем не оправдана. Одновременно с этим есть еще один интересный нюанс, который может объяснить поразительную живучесть наркоучета. Большинство наркологов воспитаны в советской репрессивной системе, и для них наркоучет выглядит как привычная и логичная мера. При этом общее число наркологов из года в год снижается, так что некоторым врачам приходится принимать в день до 40 пациентов.

Общий регресс института наркологии при этом сопровождается риторикой личной ответственности наркозависимых, которые как будто бы не хотят лечиться и сами во всем виноваты. В канун Нового года го декабря в деле Аношкина состоялось последнее на сегодняшний день заседание — на этот раз в областном суде, где ответчиком выступала самарская наркология.

Как и ожидалось, представители минздрава и наркологии в суд не явились, само заседание продлилось примерно 5 минут, а в удовлетворении иска вновь было отказано. За несколько недель до этого Аношкина в последний раз пригласили в наркодиспансер, объявив об окончании срока учета. Это решение сложно назвать логичным: из-за обнаруженных за два года до этого каннабиноидов по новым правилам он должен был отмечаться еще целый год.

Точно так же с меня сняли судимость после того как подкинули наркотики. Постановка на учет в обход правил закончилась снятием с учета в обход правил. Несмотря на неудачи в российских судах, Иван планирует при поддержке юристов дойти до Европейского суда по правам человека.

В случае если же мы дойдем с делом Ивана до ЕСПЧ, то я думаю, что как минимум нарушение его права на добровольное информированное согласие при оказании медицинской помощи будет признано нарушением ст. Ситуация усугубляется тем, что не так давно было принято постановление, гарантирующее решениям Конституционного суда России приоритет над вердиктами ЕСПЧ, так что какие-либо прогнозы делать преждевременно.

Тем не менее, сама попытка проверить российскую наркологию на стрессоустойчивость и заставить ее признать свои ошибки выглядит вполне логичной. В стране, где нормой является не защита прав человека, а системное сопротивление этой защите, где в неэффективности наркологии виноваты сами наркоманы, якобы не желающие лечиться, а больше половины населения выступает за введение уголовной ответственности за употребление наркотиков, защита прав наркозависимых и наркопотребителей — дело, которое кажется практически безнадежным.

Тем не менее, дело Ивана Аношкина демонстрирует, что на институциональные изъяны можно и, более того, нужно указывать. История Аношкина — это не столько классическая кафкианская притча про маленького человека против государственной машины, сколько практика коллективного противодействия репрессивным институтам внутри легального поля.

В конце концов, и его избавление от наркозависимости, и суды были бы вряд ли возможны без поддержки со стороны. Это тот случай, когда вместо идеологически окрашенной риторики личной ответственности мы имеем дело с коллективной солидарностью. Привычный для России сценарий, при котором человек остается один-на-один с институциональным произволом или его банальной неэффективностью, приводит только к дальнейшей эрозии прав человека и самих полуживых общественных институтов — и уязвимых групп вроде наркозависимых и ВИЧ-инфицированных это касается в первую очередь.

В таком непростом контексте любые коллективные попытки противостоять этой эрозии становятся особенно ценными. Оспаривание законности наркологического учета. Полезная информация для тех, кто собирается оставить комментарий к тем или иным материалам, опубликованным на сайте Фонда им. Андрея Рылькова. Как-то так сложилось, что при разговоре на темы, которые касаются тех или иных групп меньшинств то есть групп, ущемлённых в своём социальном статусе, образовании, трудоустройстве, медицинской помощи и политических правах, например, потребителей наркотиков, людей, живущих с ВИЧ, работников секс бизнеса, людей нетрадиционной сексуальной ориентации и т.

К сожалению, зачастую эти эмоции, а соответственно и высказывания, имеют негативную окраску. Однако на нашем сайте мы следим за соблюдением пользователями приличий общения, поэтому перед тем, как оставлять свои комментарии — ознакомьтесь с приведенными ниже требованиями, дабы потом не удивляться, почему ваш комментарий так и не был опубликован. Если вы в комментарии озвучиваете свою личную позицию по отношению к чему-либо, то будьте добры обозначить это. Говорите за себя, а не за других людей.

Не будьте голословны. Что категорически не приветствуется в качестве комментариев и будет удаляться на стадии предварительного просмотра:. Также, скорее всего, будут удаляться комментарии, которые не имеют отношения к тематике обсуждаемого материала или вообще к тематике сайта. Удалять или оставлять такие комментарии остается на усмотрение администрации сайта Администраторы сайта:.

DW анализирует перспективы сотрудничества российского государства и НКО по противодействию эпидемии. Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова. Помочь фонду! Право на здоровье Право на судебную защиту Что такое права человека? Доступ к заместительной терапии.

Наркоучет и борьба с ним в современной России Февраль 15, ivan Просмотрено: Требования к комментариям Если вы в комментарии озвучиваете свою личную позицию по отношению к чему-либо, то будьте добры обозначить это.

Что категорически не приветствуется в качестве комментариев и будет удаляться на стадии предварительного просмотра: - нецензурные высказывания и брань в адрес кого бы то ни было - высказывания расистского, националистического, а также дискриминационного характера по отношению к любым социальным группам - призывы к насилию по отношению к кому бы то ни было - реклама, в том числе методов лечения чего бы то ни было, не являющихся общепризнанными и научно обоснованными - личная информация вроде электронных и почтовых адресов, телефонов, оставленная в рекламных целях - нечитабельная информация или информация на языках, которые не известны администраторам и которая, соответственно, не может быть предварительно оценена Также, скорее всего, будут удаляться комментарии, которые не имеют отношения к тематике обсуждаемого материала или вообще к тематике сайта.

Что не приветствуется, но менее категорично: - анонимные комментарии Если вы решили оставить комментарий, то потрудитесь как-то обозначиться, анонимка характеризует вас не в лучшем свете и вообще - представляться собеседникам это правила хорошего тона - ники пользователей, представляющие из себя нецензурные слова Конечно самокритика — это ваше дело, но лучше, что бы вы занимались ей не прилюдно - крайне эмоциональные комментарии, находящиеся на грани с комментариями, которые категорически не приветствуются см.

Удалять или оставлять такие комментарии остается на усмотрение администрации сайта Администраторы сайта: - следят за соблюдением пользователями перечисленных выше пунктов - гарантируют конфиденциальность адресов электронной почты людей, которые оставляют свои комментарии на сайте - могут иногда подправить комментарии пользователей с точки зрения грамматической их составляющей если совсем все плохо , но это не является их обязанностью - имеют право вносить изменения в данные правила и поступать в том или ином частном случае на свое усмотрение за правомерностью их действий проследит уже руководство организации.

Карта Яндекс. Согласен с офертой. Как и почему запрещают наркотики Октябрь 27th,

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Изначально министерство юстиции это было еще при прошлых руководителях предлагало развернуть систему государственных юридических бюро, где помогали бы людям задаром. В порядке эксперимента в 10 регионах даже были созданы подобные бюро, опыт признали удачным, однако дальше дело не пошло. Обратиться за помощью могут пенсионеры, инвалиды, неимущие, чьи доходы ниже прожиточного минимума. В некоторых регионах обсуждают идею, не разрешить ли бесплатную помощь и людям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации. Кстати, кроме государственной в стране разворачивается и негосударственная система бесплатной помощи, этой работой активно занимается Ассоциация юристов России.

О признании незаконной постановки на учет,

Когда российские СМИ рапортуют о снижении или увеличении числа наркоманов, то в реальности речь часто идет лишь об наркозависимых, официально зарегистрированных в государственных медицинских учреждениях. Так называемый наркоучет — это родившаяся еще в СССР и успешно перекочевавшая в наши дни практика регистрации всех пациентов, обратившихся за лечением в государственную наркологию. Встав на учет, граждане оказываются ограничены в ряде прав: они не могут устроиться на ряд работ, получить водительское удостоверение, вид на жительство, а также усыновить ребенка. Более того, сам факт учета практически неизбежно влечет за собой клеймо наркомана, то есть — социальную изоляцию и унижения.

В России сохраняются советские традиции дискриминации наркозависимых, однако новое поколение активистов готово бросить им вызов. Аптека в городе Екатеринбург. Фото CC-by-SA Некоторые права защищены. Когда российские СМИ рапортуют о снижении или увеличении числа наркоманов, то в реальности речь часто идет лишь об наркозависимых, официально зарегистрированных в государственных медицинских учреждениях. Так называемый наркоучет - это родившаяся еще в СССР и успешно перекочевавшая в наши дни практика регистрации всех пациентов, обратившихся за лечением в государственную наркологию.

Деев В.

Кто решает, на какой вид учета ставить и когда снимать? Не будет ли наличие наркоучета в прошлом портить жизнь в будущем? Учет у нарколога накладывает определенные социально-правовые ограничения на все время наблюдения в наркологическом отделении или наркодиспансере. Никакой другой врач на учет к наркологу поставить не может.

Наркологический диспансер — постановка на учет

Делирий-это состояние, требующее активное мед. А согласие для снятия делирия пациент давал наверняка. Какая уж здесь профилактика. Смех да и только.

Смотреть комментарии. Античные авторы описывали Химеру, дочь Тифона и Ехидны, как существо, имеющее части тела льва, козы и змеи, но вполне жизнеспособное и опасное для окружающих. Нечто подобное представляет собой система наркологического учета в России, с которой сталкивался каждый, кому когда-либо приходилось получать справку о том, что он не состоит на таком учете.

Основания постановки на учет в наркологический диспансер

Административный истец Светличный А. ГГГГ он был признан годным к управлению транспортными средствами. В результате незаконной постановки его на профилактический учет в наркологический диспансер нарушаются его права, гарантированные Конституцией РФ. Согласия на медицинское вмешательство и постановку на наркологический учет он не давал, но постановка на учет была осуществлена, что противоречит Федеральному закону "Об основах охраны здоровья граждан в РФ". Пояснил, что в году он был задержан сотрудниками ГИБДД за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. После чего ДД. Он явился в диспансер и исправно в течение года отмечался. После чего в его признали годным к управлению транспортными средствами, он получил права.

Химера. Владимир Цвингли – о наркологическом учете

Бабушка точно не поедит не куда, сил уже нет её уговаривать. Комнаты жалко пропадут, хоть от папы мне бы что то досталось. Да и бабушку выселить могут за долги и что она не делает договор. Денег у нее нет платить столько. Всегда оплачивал все коммунальные мой папа и за бабушку тоже платил. Просто он заболел раком и видимо когда лежал уже некто не платил, вот и долги.

На учёт его поставили чисто "по беспределу", не видя даже в глаза и затем, и обжаловать в суде постановку на учёт в наркокабинет как незаконную. Если понадобится, пройдем наркологическую экспертизу, .. потребуйте выписки в диспансере там скорее всего и посещения проставлены.

Решение суда о признании незаконной постановки на наркологический учет № 2а-4134/2017 ~ М-3513/2017

Каждый человек должен заниматься тем, что он умеет делать профессионально. Вот и доверьте юристу свои проблемы, а он в силу своих знаний и усилий выполнит ее лучше .

О признании незаконной постановки на учет ГУ `Наркологический диспансер`

Для защиты от недобросовестных продавцов, хитрых риэлторов и мошенников разного калибра целесообразно прибегнуть к помощи профессионала, который многие годы специализируется именно на недвижимости и имеет личный опыт проведения благополучных сделок. Правильное проведение купли-продажи недвижимости приобретает особенную важность в связи с участившимися случаями мошенничества как в отношении покупателя, так по адресу продавца. Крупные суммы денег за квартиру, участок земли, дачу и прочие объекты при сделке купли-продажи переходят из рук в руки.

Каким образом обезопасить себя в подобной ситуации и сделать все по закону.

Но максимальная все равно не более 4. Это далеко не большие деньги. Но здесь вопрос такой, что адвокаты понимают, что они осуществляют в этом плане какую-то социальную функцию.

Незаконная постановка на учет в наркологический диспансер

Для большинства наших граждан профессиональная консультация юриста остаётся услугой весьма дорогостоящей и не всегда доступной. Причём количество по настоящему качественной юридической помощи уменьшается пропорционально удалению от Москвы или других крупных городов. Именно по этой причине наш портал хочет изменить такой годами сложившийся стереотип.

Ответчиками по иску также могут быть не только физические и юридические лица, но и соответствующие государственные органы и их уполномоченные лица. Например, если данный орган принимает противоречащие действующему законодательству решения, которые являются непосредственным ущемлением прав и интересов компании.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Наркологический учет не существует
Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Аникей

    Подскаите, где купить новый iPhone? Никак не могу найти в Москве…

  2. Лонгин

    Я извиняюсь, но, по-моему, Вы не правы. Я уверен. Могу отстоять свою позицию. Пишите мне в PM.

  3. ezucrabzo

    Мне этот вопрос не ясен.